Пятница, 22 ноября 2019   Подписка на обновления
Пятница, 22 ноября 2019   Подписка на обновления
Популярно
8:42, 28 апреля 2019

Илья Прудовский: «Роботы не заменят живых дикторов»


Все интересующиеся проблемами сохранения речевой культуры наверняка находили в интернете сайт Союза дикторов России. Да, профессия диктора продолжает существовать. Более того, с 2012 года стали проходить ежегодные форумы дикторов и звукорежиссёров. Они стали своего рода выездной общественной организацией, призванной защищать профессиональные интересы тех, кто в российской медиаиндустрии работает со звучащим словом. Трижды форум проходил в Московском доме журналиста. Запомнились также встречи в Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде и Екатеринбурге. О том, что послужило импульсом к появлению форума, задачах и перспективах современных дикторов и звукорежиссёров «Инвест-Форсайту» рассказал один из почётных участников форума, заслуженный артист РФ, диктор высшей категории, в недавнем прошлом – ректор и профессор Московской школы телевидения и радиовещания «Останкино» (МИТРО) Илья Прудовский.

Илья Прудовский: «Роботы не заменят живых дикторов»

Реакция на «раздрай» в сообществе

Илья Ефимович, как родилась идея создать Всероссийский форум дикторов и звукорежиссёров? И как получилась, что мероприятие стало «долгоиграющим»: форум, насколько я знаю, проводится регулярно, вот уже шестой год…

– В значительной степени он зародился случайно, несколько даже хаотично: вырос он из наших старых профессиональных знакомств и связей. Много сил на то, чтобы «созвать», собрать всех, кто олицетворяет собой работу, связанную со звучащей речью, проделал ещё начиная с конца 2011 года наш замечательный коллега, актёр и диктор Геннадий Аронович Венгеров, ушедший из жизни в 2015 году. Он хорошо знал положение тех, кто работает в рекламе, озвучивании фильмов, их дубляже, в записи аудиокниг, начитывании разного рода технической информации для коммуникационных центров, автоответчиков, на вокзалах и т.д. Идея Венгерова возникла, собственно, как реакция на многолетний «раздрай» в нашем профессиональном сообществе, когда всё злободневнее становилось соблюдение или нарушение определённых требований, общих нормативов по качеству речи сотрудниками радио и телевидения. Поначалу разговор шёл не о лицах, состоящих на окладах в штате различного рода теле- и радиокомпаний и называемых исключительно ведущими, хотя многие из них практически выполняют чисто дикторскую работу.

Дело в том, что, живя последние годы в Дюссельдорфе, Венгеров часто приезжал в Москву, здесь работал на озвучивании аудиокниг, снимался в кино, а там играл в немецком драматическом театре, тоже снимался в фильмах и много занимался озвучиванием. Одно из его первых предложений, когда в 2012 году только готовился первый форум дикторов и звукорежиссёров: начать приближать хотя бы в какой-то мере уровни оплаты российских дикторов к соответствующим стандартам, действующих у западноевропейских коллег. Мы, живущие и работающие в России, прекрасно понимали (и, конечно, говорили ему об этом), что сразу привести в соответствие с мировой практикой показатели оплаты будет, конечно, нереально, поскольку разница несопоставимая, кратная.

«Название» умерло, хотя профессия стала ещё более востребованной

– В советское время дикторы центрального телевидения и всесоюзного радио однозначно считались культурной элитой. Скажите, что сегодня вообще с этой профессией?

– Положение таково, что сам термин «диктор» удалён, причём насильственно, из сферы, так сказать, активного общественного употребления. Парадоксально, но факт: «название» умерло, но дикторы-то остались – как профессионалы, доносящие до слушателя, в силу своих природных данных и выработанного мастерства, чужой текст. Остались в тех самых сферах, которые я упомянул. Этих специалистов как-либо по-другому именовать, я считаю, неправильно, поскольку это было бы отсылом уже к иной функции; они – не ведущие, не диджеи, не комментаторы (эксперты, штатные или приглашённые) и не журналисты, ведущие репортажи с места события и выходящие с ними в эфир. Более того, если брать динамично развивающуюся индустрию рекламы и озвучивания некоммерческих текстов, потребность в дикторах только увеличивается.

А как в самом профессиональном обществе квалифицируют лиц, «читающих чужой текст» перед радиомикрофоном или телекамерой? Вот их точно никто не удалял из эфира: стоит лишь включить любой телеканал или найти в FM-диапазоне радиостанцию, в сетке вещания которой есть новости.

– Тут есть одна хитрая неясность. Считается, что ведущие читают материалы, которые сами и готовят. Но везде – на том же федеральном телевидении – работают информационные бригады. То есть текст выступает результатом коллективного труда. В функции ведущего (если он того хочет и может) входит лёгкая подстройка чужого текста под удобство своей речи. Кто-то из бригады, считающийся более сильным, более грамотным, переписывает текст; какие-то подводки ведущий пишет самостоятельно. Но в большинстве случаев он почти целиком берёт для передачи в эфир то, что написала информационная бригада. Таким образом, не нужно доказывать, что журналисты, садящиеся перед микрофоном вести информационные выпуски, остаются по существу своей работы дикторами. В отличие от дикторов советского времени и наших коллег, работавших на государственном «Радио-1» (которое вещало, продолжая стиль и традиции первой программы Всесоюзного радио, вплоть до 1997 года), они должны добавлять к своим речевым навыкам, по распространённым ныне рекомендациям главных редакторов, ещё и так называемую «свободу поведения» в кадре или перед радиомикрофоном.

Нюансы авторского и исполнительского прав

– Защита труда профессионалов речи, думаю, не исчерпывается одним лишь вопросом размера гонораров.

– Безусловно. И Венгеров, имевший солидный зарубежный опыт, в том числе в озвучании документального кино, всё время приводил нам в пример факт: достаток дикторам и чтецам на Западе приносят в конечном счёте не гонорары, а то, что ты как профессионал можешь иметь по двум важным статьям доходов: по авторским и исполнительским правам. От каждого тиража на аудионосителях и каждого повтора в телевизионном или радиоэфире тебе отчисляются буквально копейки. Но поскольку количество воспроизведений – если ты востребован – велико, из них в итоге складываются приличные суммы. О себе он говорил, что человек состоятельный, но данное качество вряд ли приобрел, если бы не уезжал в ФРГ… Показательно, что данные правила в Германии строго закрепляются при оформлении договоров с дикторами. У нас же, как правило, все организации, студии, которые специализируются на записи звучащего речевого контента, фиксируют в трудовых договорах нечто обратное: все права принадлежат студии. Иначе говоря, налицо прямое отчуждение авторских прав чтеца. И если теоретически они как-то существуют, и работник может их, при твёрдой своей позиции, отстоять, то такого понятия, как исполнительское право в отношении дикторов и чтецов, в России вообще не существует. Практически я передаю все имущественные права заказчику на бессрочное использование. Он по своему усмотрению может делать с готовым материалом всё, что хочет. По закону я могу согласиться или отказаться передать исключительное право. Но на практике условия договора определяет только заказчик. Если я захочу работать по другим правилам, меня, скорее всего, заменят. Ситуация выглядит тупиковой – «просто так» под нас законы никто менять не станет. Форум дикторов и звукорежиссёров не раз акцентировал внимание на том, чтобы в законодательстве эта норма обязательно была прописана.

Кроме того, ваше справедливое замечание о прежней элитарности профессии диктора находится в контрасте с сегодняшней неразберихой с тарифной шкалой для этой категории, с тарифными ставками для неё. Но когда стал обсуждаться этот вопрос, многие дикторы, работающие в региональных телерадиокомпаниях, категорически выступили против.

– Почему?

– Они увидели возможность произвола при установлении ставок, когда диктор ещё больше потеряет в своих деньгах. Если в столице, Санкт-Петербурге и двух-трёх городах-миллионниках размер ставок так или иначе коррелирует со средней заработной платой в регионах, то что говорить о других городах? В том числе городах областного подчинения; райцентрах, где сохранилось местное радио. Ещё момент: если, допустим, в Москве работает чёткая ставка на озвучание 30-секундного рекламного ролика, и его исполняет профессионал, яркое медийное лицо, то при производстве такого же по временному объёму ролика где-нибудь на периферийной студии рекламодатель предпочтёт элементарно сэкономить на исполнителе. Поскольку заказчику зачастую наплевать на качество речи в ролике – я знаю немало случаев, когда исходя именно из этих соображений материал озвучивал какой-нибудь диспетчер или звукорежиссёр с непоставленным голосом, с ошибками в логических ударениях (о которых такой «диктор» и понятия не имеет), со множеством дефектов речи, а то и вовсе какой-нибудь родственник. Словом, в прямом смысле человек с улицы.

Экономия на грамотной речи?

– Не потому ли форум изначально собрал под своё крыло одновременно дикторов и звукорежиссёров, чтобы проблематика профессионального качества обсуждалась в понятном русле и для тех, и для других?

– Именно поэтому. Чего греха таить, сегодня нередко – особенно там, где наиболее явно со стороны учредителя или главного редактора студии рвение к всевозможным финансовым оптимизациям, – звукорежиссёрам приходится брать на себя функции и диктора. Такова реальность. Я сам много лет как диктор озвучивал объявления в Московском метрополитене и наземном общественном транспорте столицы. А ныне, когда приходится иной раз ехать в трамвае или автобусе, просто уши вянут – совершенно непонятно, кто и по каким критериям отбирал этих людей на озвучку остановок с такой ужасной дикцией? А то и с больным голосом…

Если говорить о некачественном звучании, приходит в голову мысль – пусть все делают роботы, а не люди? Вот где ещё один участок для финансовой оптимизации затрат.

– Не нужно, думаю, быть экспертом, чтобы отличить живую речь от звуков машины. По роботам – да, мне известно, что подобная оптимизация уже произошла на ряде железнодорожных вокзалов, где задействовали это начинание. В Китае, как уже сообщалось в прессе, начали практиковать роботов в качестве замены ведущим телевидения. Лично я скептически отношусь к данного рода инновациям. Пусть они используются как вариант – всё равно обязательно должен быть «живой» штатный диктор. Хотя новейшие синтезаторы речи, помимо владения формальной логикой, действительно способны наделять звучание эмоциональной составляющей.

Замечу, что внимание коллег к нашему начинанию, к выступлениям и семинарам, было совершенно адекватно тому, что мероприятие (абсолютно неслучайно!) было названо именно форумом. Отрадно, что уже после того, как прошли первые заседания, ко мне не раз обращались известные телеведущие ряда федеральных телеканалов – представители более молодого поколения работников радио и телевидения, с тем чтобы я с ними в индивидуальном порядке позанимался по мастерству эфирного выступления, по орфоэпии, по технике речи.

«Brand voices» без границ

– Насколько форум – если судить по тому, из каких регионов прибывали на него ваши коллеги, – оказывается важен для профессиональных хранителей речи, живущих не в Москве?

– Судите сами: делегаты были практически из всех федеральных округов, включая Дальний Восток и Восточную Сибирь, невзирая на все сложности с дороговизной перелётов. Приятно, что сотрудники, в чьих навыках запечатлелась классическая дикторская школа, прибывали на форум из самой что ни на есть глубинки. В том числе из райцентров. Были коллеги из Казахстана, Украины.

– Русскоязычные?

– Нет, они работают в основном на национальных языках. Чем и для нас, устроителей слёта, и для них в ещё большей степени ценен такой формат общения? Для них развитие навыков идёт больше не в правовом плане, а в творческом. Ведь, по сути, кроме как на подобных форумах, профессионалам сегодня негде больше укрепить себя с точки зрения поддержания необходимой профессиональной формы. Языковой барьер – нисколько не помеха. Например, диктор, исполнитель дубляжа в фильмах и спортивный комментатор из Казахстана Ержан Мукаш показал на форуме настоящий класс, напомнив нам выдающихся, которых уже нет, увы, сегодня в живых, советских и российских спортивных комментаторов. Среди спикеров и ведущих мастер-классов были в том числе мои давние коллеги по телевидению Игорь Кириллов и Анна Шатилова, а также brand voice самых разных телеканалов, режиссёры, продюсеры, крупнейшие московские специалисты по речи и постановке голоса. Словом, палитра была достаточно яркой, и учёба стала для всех без исключения полезной. Сейчас эта учёба продолжается у нас постоянно в интернете.

Беседовал Алексей Голяков


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2019 Advert Journal
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru