Понедельник, 26 июля 2021   Подписка на обновления
Понедельник, 26 июля 2021   Подписка на обновления
Популярно
22:27, 25 сентября 2019

Туристы и карманники. Как ширмачи и марвихеры зарабатывают на гостях Петербурга


Туристы и карманники. Как ширмачи и марвихеры зарабатывают на гостях Петербурга

Согласно статистике, туристов в Северной столице обворовывают реже, чем в Риме или Милане.

Туристы и карманники. Летом в наш город приезжают и те, и другие. Статистика петербургского главка: в Центральном районе за восемь месяцев совершено более ста карманных краж.

Если учитывать, что Петербург — туристическая столица России, цифра, по сравнению, например, с Миланом или Римом очень низкая. При этом количество пострадавших от карманников туристов в этом году снизилось на треть. 

Очень важно не просто поймать карманного вора, но и доказать, что именно он украл. Вот этих троих оперативники 9-го «карманного» отдела взяли с поличным в сентябре. Это — известный в узкопрофессиональных кругах Вячеслав Равцов, по 158-й «воровской» статье его судили пять раз. А это Александр Кварцхелиа, он же Джаба Кухилава, У него две судимости по той же 158-й. С ними был Эльдар Алибеков, тоже две судимости. И статья та же. 

Трудились они у Казанского собора. Специализировались на туристах. На работу вернутся не скоро — сейчас воры находятся под арестом. 

Даже непрофессионалу известно, что вор-карманник в своем мире считается специалистом высокой квалификации. Но даже в такой узкой специализации есть свои направления. Расскажет корреспондент телеканала «Санкт-Петербург» Евгений Ильин.

Ширмачи, писари, щипачи, дубилы и марвихеры. Эти малопонятными словами еще сто с лишним лет назад обозначали разные специализации одной и той же криминальной профессии — воров-карманников. Тогда Петербург был не только столицей империи, но и криминальной столицей. И самым массовым преступлением после хулиганства были кражи. Именно воры были и остаются элитой криминального мира. 

ОЛЕГ ОСМИНКИН,заместитель начальника 9-го отдела ОРЧ №2 ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленобласти:
«Они профессионалы своего дела. Они могут расстегнуть куртку, залезть во внутренний карман, достать деньги, положить кошелек обратно, застегнуть куртку».

А вот типичный пример работы одной из воровских профессий. Девушка выбирает товар в магазине. Воровка подходит сзади, накидывает на руку шарф и под его прикрытием запускает руку в сумку. В результате — кошелек у карманницы, а ее жертва даже ничего не заподозрила. Преступница уходит. 

Шарф, куртка или любой другой предмет одежды, которым вор прикрывает руку, называется ширмой. А карманник, который работает таким образом — ширмачом. 

Вот еще одно видео. Женщина умудряется залезть в чужую сумочку практически на глазах у пяти человек и никто ничего не замечает.

Из года в год Петербург признается туристической столицей и России, и Европы, и мира. Многочисленные гости города — желанная добыча для уличных воришек. Туристы восторгаются достопримечательностями и не слишком крепко держатся за толстые кошельки, дорогие фотоаппараты и мобильные телефоны.

Этот ролик, выложенный на одном из зарубежных ютуб-каналов, набрал несколько миллионов просмотров. Он наглядно показывает как работают уличные воры с иностранными туристами.

Дело происходит в Петербурге, прямо у Эрмитажа. Банда набрасывается на гостя города под видом продавцов буклетов. Пока одни всячески отвлекают внимание мужчины, другие пытаются залезть в его рюкзак. Правда, неудачно. 

Зато одному из воров удается снять дорогой объектив с фотоаппарата, который тут же передается сообщнику. Турист замечает пропажу, но объектив уже «ушел», а самого иностранца преступники еще и придержали, чтобы не бросился в погоню.

Тех, кто отвлекает внимание — или на воровском жаргоне «бьет понты» — так и называют — понтщики. А вот обчистить рюкзак или свинтить объектив — уже работа щипача. 

Профессиональный щипач вполне может работать и в одиночку. Происходит это обычно в людных местах — в очередях или в подземных переходах, где идет бойкая торговля сувенирами, на которые туристы часто отвлекаются. 

ОЛЬГА ПОЛЯКОВА,старший оперуполномоченный по особо важным делам 9-го отдела ОРЧ №2 ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленобласти:
«Для того, чтобы подойти к прилавку, китаец, чтобы ему было лучше видно, перевесит свой фотоаппаратик так, как я сейчас сумочку, и вот так нагнется. После чего даже не обязательно забирать фотоаппарат целиком, от него прекрасно откручивается объектив, который тоже стоит денег».

А вот такую воровку раньше назвали бы, скорее всего дубилой. Это воры самой низкой квалификации, которые тащили все, что плохо лежит — в основном, из корзин и сумок на рынках. Вот и здесь преступница просто заметила, что женщина оставила сумку, а сама отошла за угол. Тогда воровка спокойно вытащила кошелек.

Впрочем, и для такой работы необходимы крепкие нервы и наблюдательность, которой карманнице и не хватило. Она не обратила внимание на то, что в аптеке довольно много камер, по кадрам с которых ее позже и вычислили. 

Молодые люди сидят в ресторане. Сумку мужчина, кажется, вполне безопасно пристроил рядом с собой на диване. За соседний столик садятся еще двое. Один из них кладет свою куртку на спинку дивана. Потом делает вид, что забыл что-то в верхней одежде, например, телефон.

Вот только цель его — вовсе не оставленный в кармане мобильник. Прикрывая руку курткой, он аккуратно достает с соседнего сидения чужую сумку. Владелец и его спутница ничего не замечают. А вор спокойно осматривает содержимое, находит и забирает деньги. И снова, накрыв руку курткой, возвращает сумку на место. 

В старой воровской классификации его можно сравнить с марвихерами. Это самые высокопрофессиональные, можно сказать, элитные карманники. Они работали в театрах, музеях и ресторанах, даже на светских приемах. Классический пример — Петр Ручников по кличке Ручечник из фильма «Место встречи изменить нельзя». 

— Слушай, что он хромой что ли, с палкой? 
— Ну да, ты с ним побегай наперегонки! Это он трость для понта носит. 

Вы же помните, что такое понт? Это — отвлечение внимания. Трость, как и дорогой костюм, придает Ручечнику более состоятельный вид, о таком господине никто не подумает, что он — вор.

А вот другой, не менее колоритный персонаж этого знаменитого фильма — Кирпич или Костя Сапрыкин — классический писарь. Это вор, который режет сумки и карманы бритвой или остро заточенной монетой.

Кстати, у оперативников всегда были большие проблемы с доказательством вины карманников. Их надо было обязательно схватить за руку с поличным. Если ты, конечно, не Глеб Жеглов, который мог подкинуть улику вору прямо в карман.

— Вы для суда никакие не свидетели. Баба, кипиш подняла, когда вы меня за руки подхватили. А эту «писку» у меня в жизни не найдете! Да, еще что я вам скажу: А вам начальство обязательно голову намылит за топорную работу. Обязательно намылит. Помянете меня. Еще как намылит! 
— Открывай, открывай! У нищих слуг нет! 
— Так что нет у вас методов против Кости Сапрыкина!

Но методы нашлись. Технологии помогли. В прошлом году оперативники «карманного» отдела петербургского Угрозыска провели крайне необычную операцию против карманников, которая может стать поворотным моментом в борьбе с этим видом краж. 

Этот человек, смело раздающий интервью телевидению, на самом деле «авторитетный» вор по кличке Буба. Именно он и его компания особо досаждали полицейским во время прошлогоднего чемпионата мира по футболу. 

ОЛЕГ ОСМИНКИН,заместитель начальника 9-го отдела ОРЧ №2 ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленобласти:
«Они очень любили потерпевших-иностранцев, потому что те могут не заявить в полицию, никуда не обратиться, и на следующий день улетят с пустым кошельком». 

Тогда оперативники собрали все видеозаписи, где были заметны нужные им лица, заранее провели опознания с потерпевшими. А потом взяли и задержали карманников. Не как всегда, на месте преступления, а прямо на квартирах. 

— Откройте, полиция! Соседи жалуются. На пол! На пол! На пол все! 

И помимо статьи за кражу вменили им еще и организованную преступную группу. А это уже гораздо большие сроки. 

ОЛЕГ ОСМИНКИН,заместитель начальника 9-го отдела ОРЧ №2 ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленобласти:
«Их часть — это вторая — «карман», а четвертая часть — это организованная преступная группа, которую они организовали из четырех человек. Квалификация преступления уже поменялась на организованную группу, которая совершала ежедневно преступления. Они заранее планировали, договаривались. И мы это доказали».

О количестве обокраденных этой группой туристов можно судить по тому, сколько кошельков, разных иностранных денег и крышек дорогих объективов было найдено дома у мужчины, который занимался в банде сбытом краденного. 

Говорят, «авторитетный» Буба был крайне недоволен таким «нарушением конвенции». Впрочем, давая объяснения на камеру, он был довольно лаконичен. 

— Как вы думаете, как вы здесь оказались?
— Не знаю еще.
— А незаконной деятельностью какой-нибудь занимаетесь?
— Не знаю. Вроде бы нет.
— А ранее судимы вы?
— Возможно.
— По какой статье?
— Всякие разные.
— Например?
— «Разбой». «Мошенничество». «Карман». 

В «карманном» отделе Угрозыска всерьез надеются, что это дело — лишь первое в череде подобных, и что технологии со временем сильно изменят работу оперативников. 

ОЛЬГА ПОЛЯКОВА,старший оперуполномоченный по особо важным делам 9-го отдела ОРЧ №2 ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленобласти:
«Я приеду на Невский проспект на автомобиле, включу камеры, показывающие каждый момент вокруг, распознавание лица. И если кто-то из моих клиентов появится в обозримом пространстве — я буду об этом знать. Тогда уже я похожу ногами и посмотрю, что он делает». 

Может быть, добавляют полицейские, после этого профессия карманника вообще уйдет в историю. Она станет нерентабельной и позабудется. Как немногие теперь помнят, кто такие понтовщики, дубилы, резчики, ширмачи, и марвихеры. 

Читайте нас в «Яндекс.Дзене».

Репортёры

  • Евгений Ильин


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2021 Advert Journal
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru