Понедельник, 16 сентября 2019   Подписка на обновления
Понедельник, 16 сентября 2019   Подписка на обновления
Популярно
13:07, 22 мая 2019

Рождение крейсера «Меджидие»


 
Слуга двух господ. Дряхлеющая Османская империя, несмотря на внутренние распри и политические интриги, по традиции продолжала показывать зубы всем своим соседям в надежде откусить кусок пожирнее, даже не задумываясь о том, может она его проглотить или нет. Флот в этом играл одну из центральных ролей. Поэтому власти империи задумались над его пополнением современными боевыми кораблями. Так, в 1901 году в трёх разных странах был сделан заказ на постройку трёх относительно однотипных бронепалубных крейсеров.

Один корабль («Султан Абдул-Хамид II») заказали в Англии, второй («Драма») в Италии, а третий — в США. Вот о третьем и пойдёт речь.

 

Заказ на его постройку достался судоверфи компании William Cramp and Sons в Филадельфии (фирма упразднена в 1947-м году). Корабль должен был получить имя «Султан Абдул-Меджид», но пришедшее к власти правительство «младотурок» решило не особо мозолить глаза новой стране старыми именами, поэтому «Султан Абдул-Хамид II» превратился в «Гамидие», а «Султан Абдул-Меджид» — в «Меджидие».

Рождение «трудного ребёнка»

Крейсер, возведённый в Филадельфии, получился неоднозначным. Отчасти он пал жертвой военно-технического прогресса, отчасти стараниями собственных проектировщиков. Крейсер после осмотра немецкими специалистами в 1914-м году был подвергнут критике за неудачное расположение судовых механизмов, в том числе паровых котлов.

Рождение крейсера «Меджидие»

Заложен корабль был в ноябре 1901 года в Филадельфии. В июле 1903-го года его спустили на воду, а уже в 1904-м году под именем «Меджидие» крейсер вступил в строй ВМС Османской империи. 

Основные тактико-технические данные крейсера:

— длина 105,1 м, ширина 14,5 м, осадка 5,2 м;
— силовая установка — 2 вертикальные паровые машины тройного расширения и 16 котлов Никлосса, а общая мощность составляла 12500 л.с.;
— максимальная скорость доходила до 22-х узлов;
— водоизмещение составляло 4030 тонн;
— бронирование палубы – 101 мм, а бронирование боевой рубки – 25 мм;
— экипаж корабля – 282 человека (по другим данным 249 матросов и 19 офицеров).

Отдельная тема – вооружение крейсера. Фактически всё вооружение корабля было в основном артиллерийским, кроме двух 457-мм торпедных аппаратов. К тому же вооружение периодически с годами сменялось. Так, до 1916-го года крейсер нёс два 152-мм орудия, восемь 120-мм, шесть 47-мм и шесть 37-мм. В 1916-м году на корабль установили десять 120-мм орудий и четыре 7,62-мм пулемёта. А уже в середине 1917-го вооружение было изменено на восемь 130-мм орудий, два 75-мм и четыре 7,62-мм пулемёта.

Боевое крещение крейсера долго откладывалось. Даже разразившаяся в сентябре 1911 года итало-турецкая война, также известная под именем Ливийской, не позволила кораблю поиграть мускулами. Кстати, за всё время этой войны крупнейшим морским боем стало скоротечное уничтожение двух устаревших турецких кораблей двумя итальянскими крейсерами в гавани Бейрута. Командование не спешило использовать флот по целому ряду причин. Одной из них была из рук вон скверная подготовка личного состава и офицеров. Матросы были апатичны, безынициативны, откровенно ленивы и к тому же деморализованы. 

Рождение крейсера «Меджидие»

«Меджидие» в бухте Золотой Рог

Немцы, которые в Первой мировой войне были союзниками осман, а также по сути взяли на себя управление турецким флотом, неоднократно отмечали настоящий кадровый коллапс в плане личного состава флота. Вот какие неприглядные факты оставил в журнале боевых действий обер-лейтенант цур зее Ганс фон Меллентин, находившийся на одном из турецких кораблей в качестве старшего немецкого офицера:

«Часть вечера я посвятил тому, чтобы вместе с первым офицером перевести на турецкий язык изданные боевые приказы и объяснить ему важность задачи, поскольку в том же смысле они должны были быть переданы турецкому командиру, не говорившему по-английски. При всем желании боевого воодушевления я не заметил… Турецкого командира пришлось постепенно отстранить от управления кораблем, приняв все меры предосторожности. При ухудшающейся погоде команда становилось все более беспомощной. Сказать, что корабль двигался, было бы преувеличением. И, несмотря на это, турки, как трупы, скрючившись, лежали по углам, полностью недееспособные…»

Боевое крещение

Боевое крещение «Меджидие» получил только в 1912-м году, когда полыхали Балканские войны, теснившие османов с континентальной Европы. Наконец нашлось дело и для бронепалубного крейсера. В двадцатых числах октября 1912-го года корабль в составе эскадры провёл набег на болгарский порт Варну. Артиллерийскому обстрелу подвергся ряд объектов: казармы, таможня, провиантские склады, портовая инфраструктура в целом, также досталось и домам мирного населения. Однако предполагаемая высадка десанта была сорвана энергичными действиями болгарского гарнизона. Более интенсивных или успешных действий вплоть до конца октября крейсер не предпринимал.

В ноябре крейсер вошёл в соединение флота из броненосцев «Хайреддин Барбарос», «Мессудие» и «Ассари Тевфик». Их задача заключалась в артиллерийской поддержке войск со стороны Мраморного моря в приморских районах так называемой Чаталджинской укреплённой линии, к которой турок вынудили отступить атаки болгар. В итоге присутствие в этом районе флота с его огневой мощью стало одним из факторов, остановивших почти беспорядочное бегство турецких войск.

Рождение крейсера «Меджидие»

Вскоре болгарские войска окончательно завязли у Чаталджинской линии. Используя данную ситуацию, турки перебросили флот в район Дарданелл, заблокированный военно-морскими силами Греции. Наконец, состоялось достаточно спорное «сражение» при Элли, также известное как бой у Геллеспонта, но «Меджидие» не принял в нём участия, продолжая вести дозор и разведку у проливов.

Во время одного из таких дозоров в декабре 1912-го года крейсер напоролся на греческую подводную лодку французского производства «Дельфин». Подлодка вышла на торпедную атаку. Но одна-единственная торпеда, выпущенная с дистанции 800 метров, прошла мимо цели.

В середине января следующего 1913-го года у турецкого командования созрел план снятия греческой блокады в проливах. По плану эскадра, в состав которой входил и «Меджидие», должна была манёвром обеспечить прорыв в Средиземное море крейсера «Гамидие» («Хамидие»). Прорвавшийся корабль должен был оттянуть греческие силы на свои поиски, ослабив тем самым эскадру Греции у проливов. Воспользовавшись этой ситуацией, турки рассчитывали снять наконец блокаду. 

На этот раз турок ждал успех. «Гамидие» под командованием известного турецкого капитана и будущего премьер-министра Хюсейн Рауф Орбая удалось прорваться сквозь греческую эскадру, а обеспечивающие этот прорыв корабли без неприятностей вернулись обратно на свои позиции. А на следующий день «Меджидие» получил приказ провести разведку греческих сил. На радость туркам греки в самом деле увели в Средиземноморье свой флагман – броненосный крейсер «Георгиос Авероф» (ныне корабль-музей в южном пригороде Афин Палеон-Фалироне). 

Воодушевлённые этой новостью турецкие флотоводцы решились атаковать ослабленный, как им казалось, греческий флот. В бой турецкую эскадру повёл недавно получивший адмиральский чин Рамзи-бей. В итоге 18 января 1913-го года у острова Лемнос состоялось сражение, опять-таки крайне спорное, т.к. стороны действовали столь нерешительно, что ни одна из них не смогла пополнить список своих побед именем очередного потопленного вражеского корабля. 

Рождение крейсера «Меджидие»

«Меджидие» в Салониках в 1911-м году

Артиллерийская дуэль началась на дистанции 12 километров. Огонь турок при этом меткостью не отличался, хотя они имели перевес в количестве тяжёлых орудий и броневой защиты. Так, турки располагали двумя броненосцами и двумя броненосными крейсерами, а у греков был лишь один броненосный крейсер и три устаревших броненосца береговой обороны. 

В итоге вскоре из боя вышла часть турецкой эскадры во главе с «Меджидие», который на тот момент был самым современным кораблём всей группы у острова Лемнос. Несмотря на то, что турки в этом сражении посчитали победителями себя, они, безусловно, проиграли его. Во-первых, блокада снята не была. Во-вторых, сами действия флота были нерешительными и показали слабую выучку экипажей. И, в-третьих, хоть ни один корабль в том сражении не пошёл ко дну, потери среди экипажей были не в пользу турок. И если греки отделались только одним раненым, то турецкий флот потерял от 30 до 80 моряков убитыми, не считая раненых.

В начале февраля 1913-го года временное и шаткое перемирие, установленное на Чаталджинской укреплённой линии, рухнуло. 5 февраля в район захваченного болгарами города Шаркёй, что на Мраморном море, прибыл «Меджидие». Присоединившись к минному крейсеру «Берк-и Сатвет» и двум канонерским лодкам, «Меджидие» в течение всего дня держал город и окрестности под непрерывным артиллерийским обстрелом.

Вскоре болгары вновь начали теснить турок по фронту, поэтому командование решило переломить ситуацию десантом в район вышеуказанного Шаркёя. «Меджидие» вошёл в группу кораблей огневой поддержки наравне с броненосцем «Хайраддин Барбаросса», «Тургут-Рейс» и минным крейсером «Берк-и Сатвет». Более трёх часов турецкие корабли обстреливали берег. Однако разгрузка самого десанта шла настолько медленно, что позже возникли подозрения в намеренном саботаже. В итоге даже к 10 февраля все силы десанта на берег так и не были доставлены. А в это время болгары подтянули резервы и сбросили турок с занимаемых позиций. Срочно пришлось снимать с берега людей.

А впереди уже маячила Первая мировая война. Она круто изменит судьбу крейсера «Меджидие».

Продолжение следует…

Автор:
Восточный ветер


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2019 Advert Journal
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru