Понедельник, 23 сентября 2019   Подписка на обновления
Понедельник, 23 сентября 2019   Подписка на обновления
Популярно
8:57, 22 мая 2019

Пропагандистская подводная атака


Пропагандистская подводная атака

 
Атомная подводная лодка «Курск». 1999 год. Фото ИТАР-ТАСС/Александр Раубе

Минкульт выдал прокатное удостоверение фильму «Курск», направленному на пропагандистскую обработку российских подводников

Автор:
Холмогоров Егор

В 1880-е годы знаменитый русский публицист-консерватор Михаил Никифорович Катков назвал Министерство иностранных дел России, которое в ту пору возглавлял прогермански настроенный барон Гирс, «Министерством иностранных дел в России». По аналогии придётся заподозрить, что нынешнее Министерство культуры России решило принять почетное название «Министерство клеветы на Россию».

Иначе невозможно объяснить, зачем важному государственному ведомству, возглавляемому министром, который в личном качестве всячески подчёркивает свои патриотические убеждения, надо один за другим выпускать в российский прокат фильмы, которые невозможно назвать иначе, чем плевком в страну, в народ, в армию.

В прошлом году по экранам страны прошёл «Красный воробей», где президента России обвиняли в организации заказных убийств, осуществляемых российскими спецслужбами. Сейчас плетётся по пустующим залам бесстыжая клевета на наших солдат и командование в Афганистане – «Братство» Лунгина, осыпаемое градом насмешек и презрительных рецензий, причём и в либеральной прессе – режиссеру припомнили даже ядовитую фразу, однажды отпущенную в его адрес Жаном Люком Годаром: «Стоит две секунды посмотреть видео, демонстрирующее Павла Лунгина, поедающего свой йогурт в Каннах, чтобы немедленно понять, что перед вами прохвост».

И вот, не успели мы отойти от прежнего позора, как подходит новый. Минкульт сообщил, что выдал прокатное удостоверение фильму «Курск», рассказывающему о трагедии российской атомной подводной лодки в августе 2001 года. Снова намеренное искажение фактов. Снова плевок в Россию и одного из двух её союзников – военно-морской флот.

Пропагандистская подводная атака

Фото: www.globallookpress.com

Причём на сей раз дело даже не оправдаешь поддержкой отечественного кинопроизводства или влиянием заинтересованного ветерана-мемуариста, как было дело с фильмом Лунгина. «Курск» от начала и до конца снимался на Западе, по западной книге, без русских актёров (хотя приглашение наших становится уже хорошим тоном при создании фильмов о России), с базой ВМФ Франции Тулон в роли нашего Видяево. Кормлением прокатчиков фильм тоже не является – он настолько слаб и скучен, что его сборы будут весьма ограниченными, и сомневаюсь, что, несмотря на громкую тему, превысят 50 млн рублей. А если начнётся агрессивная рекламная кампания, то это будет лишь означать, что перед нами и вовсе не кино, а откровенная пропаганда.

В чём проблема этой ленты Томаса Винтерберга, спродюсированной Люком Бессоном? «Курск» – это не фильм-катастрофа об общечеловеческой беде, а вполне конкретное и ясное послание к российским военным, морякам, ко всем гражданам России: «Ваш враг – российское государство и его военная мощь. Без неё вам всем было бы лучше, избавьтесь от неё поскорее, и вашим мальчикам не придётся страдать, а наши дружелюбные адмиралы-джентльмены вам помогут».

Схема катастрофы АПЛ сценаристом выбрана самая стандартная – якобы взорвалась перегревшаяся торпеда новой конструкции – мол, русские, у которых флот попросту развалился за советские времена, сами во всём виноваты. Никаких альтернативных вариантов, включая вероятность причастности к гибели «Курска» натовской подводной лодки, в чём были уверены многие и после трагедии, и сейчас, даже не обсуждается. Эту версию не упоминают, как будто её и не было (и здесь ещё одна функция подобных фильмов – художественно канонизировать версию, выгодную для отвода глаз).

Действие сосредоточено на страданиях подводников, якобы несколько суток запертых в девятом отсеке лодки и гибнущих буквально за несколько часов до того, как приходит задержанная российскими бюрократами и адмиралами западная помощь. Для этого хронология событий безбожно растянута, акты трагедии осознанно перепутаны, приняты самые абсурдные конспирологические версии (чай не вопрос о том, кто потопил лодку, – тут можно). Создатели фильма всё сделали для того, чтобы создать впечатление, будто спустя долгие часы и дни на «Курске» ещё было кого спасать, мало того, живые подводники в отсеке совмещаются с событиями встречи родственников с вице-премьером Клебановым, происходившими в действительности только девять дней спустя после трагедии, 21 августа 2001 года, когда норвежцы уже пристыковались к «Курску» и вскрыли люк, обнаружив, что живых давно уже нет.

Пропагандистская подводная атака

Фото: www.globallookpress.com

Эта встреча вице-премьера и главкома ВМФ с родственниками погибших, на которой произошёл знаменитый скандал, лучше всего характеризует «творческий», с позволения сказать, метод создателей фильма. Тягостные и душераздирающие кадры материнского отчаяния тогда были показаны телеканалами, и их можно пересмотреть и сегодня.

«Они за 57 долларов закрыты сейчас в консервной банке… Зачем я его растила? Скажите, у вас есть дети? У вас нет, наверное, детей!» – кричит Надежда Тылик. Рядом два офицера в форме, её муж и родственник. «Что он не поймёт? Ничего они не понимают!» – кричит женщина, перекрикивая других осиротевших, которые пытаются её успокоить. К Надежде подходит медсестра и не сразу, но всё же делает ей укол успокоительного. Муж пытается увести супругу, но та вновь начинает сыпать проклятиями: «…Нет, никогда в жизни я вам этого не прощу! Снимайте погоны! Вы за свои погоны боитесь! Снимайте их все сейчас!» Решительным жестом муж разворачивает женщину к себе, а затем близкие помогают вывести её из зала, бережно поддерживая под руки.

В ленте Винтерберга та же сцена, зафиксированная на видео и не имеющая разночтений, изображена так. Пожилая женщина орёт на адмиралов: «Вы хотите, чтобы наши дети погибли ни за что ни про что! Вы, адмиралы и прочие чертовы бюрократы! Горите в аду! Кровь наших мужей и детей на ваших руках». Адмирал в ответ брызжет слюной: «Успокойтесь! Выведите её!» На женщину наваливаются двое крутых парней — видимо, из «кейджиби», в то время как наловчившаяся на пытаемых в психушке диссидентах медсестра вгоняет в неё шприц. Зал негодует: «Что вы сделали?» Бунтарку выволакивают из зала едва ли не за ноги. Начинается массовая потасовка, раздаётся вопль: «Не трогай мою жену! Убери от неё руки!» На драку смотрит мальчик Миша, чей отец задыхается в девятом отсеке подлодки, терпящей бедствие (на самом деле, напомню, отец к этому моменту уже точно мёртв)…

Итак, художественным средством является в этом фильме ложь, а художественной целью и движущим мотивом – ненависть. Причём это ненависть не к бездушной и лицемерной бюрократии, не к позорному развалу горе-реформаторами русского флота, в результате чего всё ценное было распродано, спасательный отряд водолазов распущен, а на спасение экипажа смогла выдвинуться только устаревшая техника. Нет, объектом ненависти в франко-бельгийском фильме оказывается само Государство Российское, его державная мощь, его сила, его флот – именно их зритель должен в результате возненавидеть.

Пропагандистская подводная атака

Памятник погибшим морякам «Курска» в Мурманске. Фото: Alan Kean/shutterstock.com 

Фактором постоянного раздражения выступают российский герб и флагман Северного флота «Пётр Великий». Они регулярно попадают в кадр тогда, когда адмиралы говорят какую-нибудь ложь, проявляют бесчувствие и жестокость. В уста бюрократам напиханы фразы про «доблестные традиции русского флота». Если и в самом деле считать причиной гибели лодки и подводников анархию и развал всего, то совершенно логично, что единственным способом не допустить такие трагедии является укрепление государственности, отказ от реформаторской свистопляски, наведение порядка на подводном флоте. Чтобы «Курск» не повторился, Россия должна быть сильной державой. Но нет, Винтерберг хочет, чтобы его зритель возненавидел российскую державу и пришёл к выводу «нет флота – нет проблемы».

Государству противопоставлены простые подводники. Они отличные парни – закладывают часы, чтобы оплатить свадьбу товарища, отлично плавают под водой, проявляют невероятное терпение, до последнего выручают друг друга. Перед смертью поют героическую песню… почему-то на мотив гимна американского штата Мэриленд (особенного цинизма тут добавляет то, что «Мэрилендом» называется одна из американских субмарин). В общем – золото, а не люди, российское великодержавие только испортило их.

И здесь нащупывается ниточка, которая приводит нас к заказчику подобной голливудской продукции. Мы же всё это недавно уже видели, причём в фильме, который Минкульт почему-то, вопреки своей антипатриотической практике, попытался затормозить. Назывался фильм «Хантер Киллер». Там тоже хороший русский подводник с погибшей лодки в северном море проводил американскую субмарину сверхсекретным фарватером, – разумеется, чтобы достичь благородной цели – спасти мир от третьей мировой войны, которую затевали свергшие российского президента военные-заговорщики. Американские спецназовцы крошили русских пачками, а мудрый «кэп» звёздно-полосатой подлодки дружил «поверх барьеров» с недоверчиво-благородным русским капитаном.

А ещё был веселый и незлой кинокомикс «Аквамен», в котором чудище морское спасало экипаж русской подводной лодки от плохих парней, причём супергерой по ходу дрался российской торпедой как оглоблей.

Смысл этих посланий, обращённых к российским подводникам, вполне ясен: «Вы – хорошие парни, мы вас очень уважаем, ваше государство вас не ценит, зато ваши ближайшие друзья – американские и британские капитаны, с которыми вы должны быть в диалоге и сотрудничестве. Ежели что – они вас спасут».

Пропагандистская подводная атака

Фото: www.globallookpress.com

Почему западные пропагандисты так прониклись сочувствием именно к нашим подводникам, сделав их прицельной категорией своего облучения, тоже понятно. У России появилось уникальное оружие, «оружие Судного дня» – «Посейдон». В случае его применения наступит уже полный и окончательный закат Запада. И, разумеется, в связи с этим западным разведкам нужны именно на нашем подводном флоте агентура, сочувствующие, открытые к сотрудничеству и широко мыслящие. Каждый на подводном флоте, скорее всего, станет в ближайшие годы объектом и прицельной разработки, и жертвой пропагандистских залпов по площадям, как с фильмами типа «Курска».

И непонятным остаётся только одно – почему российский Минкульт содействует этим залпам, донося вражеские боеголовки до цели – притом что ценой всего одного «точного попадания» может быть судьба страны и её народа.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2019 Advert Journal
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru